Подборки по раскрытию одних и тех же тем в разных областях литературы

Сроки 2 этапа: c 20 марта по 19 апреля


Мария Скаф - переводчик, преподаватель НИУ ВШЭ, независимый исследователь, специалист по визуальной литературе.


Мне бы хотелось поговорить о том, как одни и те же темы раскрываются в разных областях литературы, как сугубо текстовых, так и визуальных.

Поэтому я предлагаю участникам олимпиады собрать подборку книг разных жанров в одной тематике и проанализировать, какие инструменты текста и изображения используются здесь и для каких целей.

Например: «Звезды светят на потолке» Юханны Тидель, «Я убиваю великанов» Джо Келии и Х. М. Кэн Ниимура и «Голос монстра» ПатрикаНесса – книги, с разных сторон раскрывающие непростую тему болезни близкого. Иллюстрации, созданные Джимом Кеем для «Голоса монстра», показывают, как по-разному мы можем смотреть на одни и те же вещи в зависимости от нашего состояния. А визуальные эффекты «Я убиваю великанов» усиливают напряжение за счет замазанных фрагментов текста, которые главная героиня отказывается слышать. В «Звездах» отсутствует визуальная составляющая и все эти функции ложатся на текст.

Оцениваться будет не только количество книг в подборке, но и то, насколько далеко с точки зрения жанров они отстоят друг от друга, а также полнота анализа используемых авторами инструментов.

6 идей
Показывать

Во всех моих книгах так или иначе раскрывается тема отцов и детей

Книжная подборка:

  1. "Дневники Вишенки" 1,2,3,4 том
  2. "Оперативные расследования"
  3. "Переполох в поместье"
  4. "Русалочка", "Моана" серии Дисней

Описание:

Во всех книгах подборки так или иначе раскрывается тема отцов и детей.

"Магистральный сюжет". Через века

Подборка.:

1. Притча о блудном сыне, 15 глава Евангелия от Луки

2. Ряд картин, иллюстрирующий определенные моменты истории блудного сына: Геррит ван Хонтхорст «Блудный сын», Бартоломе Мурильо «Изгнание блудного сына», Пьер Пюви де Шаванн «Блудный сын», Рембрандт Харменс ванн Рейн «Возвращение блудного сына» .

3. А.С. Пушкин "Станционный смотритель"

4. Александр Вампилов "Старший сын"

5. "Старший сын" - фильм В. Мельникова.

Я решила сделать подборку книг по вечной проблеме «отцов» и «детей». Она по-разному освещалась русскими писателями. Возьмем А. Грибоедова и его комедию «Горе от ума» и увидим социальную сторону конфликта: «век минувший» с «фамусовской Москвой» и «век нынешний» с Чацким и идеалами свободы и просвещения. Читаем И. Тургенева «Отцы и дети» и понимаем, что конфликт поколений рассматривается автором с нравственной стороны: Василий Иванович и Арина Власьевна и их сдержанный сын Евгений Базаров, который по-своему любит родителей, но скрывает свои чувства,чтобы не «расссыропиться».

Что интересно, проблема «отцов» и «детей» у И. Тургенева не ограничивается нравственной составляющей, она переводится в план философский. Писатель идет вслед за А.С. Пушкиным, учеником которого считал себя с «младых ногтей».

В пушкинской повести «Станционный смотритель» конфликт поколений не ограничивается только социальной и нравственной стороной. Конечно, важно, что Самсон Вырин – «сущий мученик четырнадцатого класса», а Минский, фактически выкравший его дочь Дуню, - гусар, имеющий приличное состояние, но это не исчерпывает суть конфликта. Смысловое ядро пушкинской повести – библейская притча о блудном сыне.

Именно этот «магистральный сюжет», архетипический мотив ухода человека из дому и возвращения к отцу в центре внимания моей подборки. А, точнее, трансформация этого архетипического мотива.

1) Конечно, первой в книжную подборку я помещаю притчу о блудном сыне (15 глава Евангелия от Луки). Наверное, нет смысла полностью пересказывать притчу, поскольку она короткая. Важно то, что младший сын, промотавший выданное ему наследство, оставшийся без средств существования и крыши над головой, возвращается к отцу и, несмотря ни на что, получает у него прощение. Конечно, здесь отец – воплощение Бога, Отца Небесного, который прощает всех грешников, которые с раскаянием обращаются к нему.

2)Поскольку эта притча наравне с притчей о заблудшей овце, о пастыре добром, о потерянном таланте является архетипической, т.е. известной жителям с разных уголков Земли, мы можем найти иллюстрации к ней среди художников самых разных эпох и национальностей. Во второй пункт подборки я помещаю не книгу, а выбранный мной ряд картин, показывающие определенные моменты истории блудного сына:

1. Геррит ван Хонтхорст «Блудный сын» (нидерландский художник, 1623) -отражает распутное поведение блудного сына, когда у него еще было состояние. На картине согласно золотому сечению внимание сосредотачивается на фигуре мужчины. Его взгляд направлен на графин, который он держит в руке,и накрытый стол. Мы видим, как блудный сын развлекается и предается чревоугодию. Его самодовольная хмельная мимика в соединении с праздными лицами женщин сомнительного положения на заднем фоне передает низость его грехопадения.

2. Бартоломе Мурильо «Изгнание блудного сына» (испанский художник, 17 век) - картина, очевидно, связана с эпизодом, когда блудный сын уже промотал наследство. На ней изображены женщины с озлобленными лицами, прогоняющие его, и сам он с растерянным взглядом и поднятой будто бы в свою защиту рукой.

3. Пьер Пюви де Шаванн «Блудный сын» (французский художник, около 1879) - иллюстрирует блудного сына, который остался без крова и еды. Мы видим его скорбно опущенную голову, прижатые к груди, словно в молитве, руки. Согнутая фигура блудного сына, изображенная практически без одежды, передает его отчаяние и страдание. Возможно,именно в этот момент он, раскаиваясь, думает: «…сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

4. Рембрандт Харменс ванн Рейн «Возвращение блудного сына» (голландский художник, 1668-1669) - картина, отражающая финал истории блудного сына: он возвращается к отцу и получает прощение. На полотне среди других персонажей особенно выделяется светлый лик отца, обнимающего раскаявшегося сына. Лицо отца свято и исполнено христианской любовью, оно чем-то напоминает иконы. Конечно, на этой картине образ отца связан с образом Отца Небесного, который готов простить всех обратившихся к нему грешников.

3) Третий текст в подборке – повесть А.С. Пушкина «Станционный смотритель». В ней, если обращать внимание на визуальный ряд, особенно важна следующая художественная деталь: картинки, «украшавшие смиренную, но опрятную обитель» Самсона Вырина. На них изображена история блудного сына, его судьба метафорически проецируется на судьбу Дуни, которая бросает отца и тайно уезжает с Минским.

Что интересно, детали интерьера служат неким индикатором, который показывает, течет ли «живая» жизнь в доме или нет. Так при первой встрече рассказчика с Самсоном Выриным мы видим «горшки с бальзамином», «кровать с пестрой занавескою», и это подсказывает нам, что в его доме царит гармония, уют и любовь. Когда после трех или четырех лет мы глазами того же проезжающего всматриваемся в жилище Вырина, то находим, что «на окнах уже не было цветов, и все кругом показывало ветхость и небрежение». И этот ветхий интерьер, конечно, психологичен. Он говорит о большой трагедии, произошедшей в семье Самсона Вырина. Мы понимаем, что с уходом Дуни жизнь для чиновника потеряла и краски, и смысл. Отсутствие на окнах цветов и всеобщее запустение передают одиночество безутешного отца.

Не менее важна и портретная характеристика Самсона. Поначалу глазами рассказчика мы видим «человека лет пятидесяти, свежего и бодрого», спустя три-четыре года перед нами «хилый старик», чья душа иссушена горем, предательством дочери: «Это был точно Самсон Вырин; но как он постарел! Покамест собирался он переписать мою подорожную, я смотрел на его седину, на глубокие морщины давно небритого лица, на сгорбленную спину…»

Важно, что Александр Сергеевич не выстраивает свою повесть в соответствии с законами библейской притчи. Финал «Станционного смотрителя» доказывает, что возвращение к отцу бывает поздним и возможности исправить ошибки может не быть. Вовремя несказанное слово, невымоленное прощение оборачивается пониманием бессилия что-либо изменить, муками совести и чувством вины, с которым придется жить оставшиеся годы, горькими слезами: «Она легла здесь и лежала долго» (о Дуне, узнавшей о смерти отца и приехавшей на его могилу).

Почему Александр Сергеевич не дает Дуни шанса исправить ошибку, почему не происходит счастливое воссоединение? Все дело в том, что, по Пушкину, настоящая жизнь сложнее и противоречивее, чем существующие законы пускай и начертанные в таком авторитетном источнике, как Библия. Собственно, мысль о том, что жизнь человеческая не укладывается в шаблоны и каноны сквозной проходит через все «Повести Белкина».

Таким образом, мы видим, как трансформируется у А. Пушкина архетипический мотив.

4) Более сложную трансформацию претерпевает библейская притча в пьесе Александра Вампилова «Старший сын».

В центре внимания анекдотичный случай: студент Владимир Бусыгин и торговый агент Сильва, недавно познакомившиеся в кафе,провожают до дома двух подруг, надеясь на продолжение вечера. Однако девушки нарушают их планы, не пуская их в дом. Молодые люди вынуждены возвращаться на станцию, но внезапно понимают, что опоздали на последнюю электричку. Они ищут ночлег, но никто не открывает им. Блуждая по незнакомым улицам, они становятся свидетелями того, как Андрей Григорьевич Сарафанов выходит из дома и направляется к соседнему подъезду. Владимир и Сильва слышат его имя и решают воспользоваться им, чтобы попасть в его квартиру и немного погреться. В разговоре с Васенькой, сыном Андрея Григорьевича, Сильва неожиданно называет Бусыгина старшим сыном Сарафанова, который никогда не видел отца, но сейчас желает с ним познакомиться. Вернувшийся глава семейства верит этой истории и признает Володю своим сыном.

Конечно, в пьесе основными инструментами изображения являются не только сюжет и конфликт «отцов» и «детей», но речевая характеристика, авторские ремарки, благодаря которым рождаются образы героев. Рассмотрим, например, образ Сильвы. Он, как известно, хоть и является персонажем, благодаря которому Бусыгина становится «своим» в семье Сарафановых, сам же остается для нее чужеродным элементом, поскольку, как отмечает К.А. Деменева, принадлежит другому пространству – улице, «площади»: «Я тебя как-то видел. На главной улице», - говорит ему Бусыгин.

Речевая характеристика Сильвы позволяет понять, что его язык «вбирает в себя площадное разноречие, являет собой смесь различных жаргонов, разговорных вариантов и форм, маргинальной лексики и канцеляризмов («с тоски выть будете», «какое коварство», «милейший», «валенок ты дырявый», «загнемся» и т.п.) – он разнообразен, открыт, многомерен». (из статьи К. Деменевой)

Кроме речевой характеристики и авторским ремарок, инструментами изображения героев становится их само- и взаимохарактеристика. Так, например, Владимир Бусыгин, называет старшего Сарафанова «блаженным». А как иначе именовать человека, который пожертвовал карьерой ради детей? Какое определение подобрать, чтобы сказать очутком, заботливом отце, сердечном, отзывчивом и глубоком человеке, который не озлобился на мир, когда жена ушла от него и оставила с ним маленьких детей? Володя чувствует, что Андрей Григорьевич сохранил в себе лучшие человеческие качества.

В глазах Кудимова, завидного жениха Нины, Сарафанов выглядит непутевым. Он выказывает полное невнимание и пренебрежение к нему: «А где папаша?» - фамильярно произносит Кудимов, еще не познакомившийся с Андреем Григорьевичем, но уже считающий себя хозяином положения. Показателен момент, когда Кудимов будто бы невзначай рассказывает, как видел старшего Сарафанова на похоронах, когда тот играл там на кларнете. Он не замечает реакции Андрея Григорьевича и не понимает, что тот не хотел бы продолжать об этом разговор, потому что стесняется своей нынешней работы (Сарафанов боялся, как отнесутся к этому Нина и Васенька).

Еще один инструмент изображения героев (Васи, Нины, Бусыгина) – их отношение к отцу. В случае с Ниной и Васей это отношение - лакмусовая бумажка, показывающей, что они не думают об отце: каждый из них живет собственными интересами. И Нина, и Вася желают уехать из дома, при этом они совершенно забывают о чувствах отца, вырастившего их в одиночку.

Интересно, что в пьесе Вампилова звучат мотивы еще одной библейской притчи – притчи о заблудившейся овце. Она метафорически проецируется на образы Нины, Васеньки, Володи. Все они «заблудившиеся» герои, которые, оступившись духовно, к финалу все же находят свой путь. Связь между отцом и детьми, поначалу слабая и рвущаяся,к концу пьесы крепнет. Сцепляющим звеном семейной цепи Сарафановых становится Бусыгин, чья душа преображается благодаря встречи с «блаженным» Андреем Григорьевичем. Он как истинный старший сын помогает Нине и Васеньке понять, как много значит для них отец. При этом важно, что сам Володя, вообще-то чужой для семьи Сарафановых, становится ее частью: «Ты – настоящий Сарафанов! Мой сын! И притом любимый сын!» - искренне говорит Андрей Григорьевич Владимиру. По Вампилову, родство людей по духу важнее родственных уз, а отзывчивость сердца — главное человеческое достоинство.

Так, начинаясь как бытовой анекдот, драма «Старший сын» заканчивается как философская притча, при этом известная библейская притча претерпевает трансформацию: блудный «сын» возвращается в дом, из которого никогда не уходил; «блудные» дети Сарафанова возвращаются в дом, из которого так и не ушли.

5) У Василия Шукшина есть мысль о том, что кино – младший брат литературы. Я согласна с этим мнением, поэтому решила поместить в подборку экранизацию пьесы А. Вампилова - фильм Виталия Мельникова «Старший сын», 1975 год (сценарист В. Мельников).

До этого мы видели, как работают инструменты визуализации в прозаическом тексте («Станционный смотритель» - художественные детали, портретная характеристика, интерьер), в живописи (полотна, отражающие разные этапы истории блудного сына), в пьесе «Старший сын» – драматическом произведении, предназначенным для постановке на сцене (речевая характеристика, авторские ремарки, само- и взаимохарактеристика героев). Теперь посмотрим, какие инструменты для визуализации текста используются в кинематографе, и как они помогают выйти на новые смыслы:

Композиция фильма. Она в целом является как бы его каркасом. Композиция закрепляется в сценарии, задача которого показать конфликт, эволюцию характеров действующих лиц.

В фильме В. Мельникова, как и в пьесе А. Вампилова, конфликт «отцов и «детей» появляется с первых минут. Показателен фрагмент, когда Владимир Бусыгин и Сильва, сидящие во дворе дома Сарафановых, видят в окне Андрея Григорьевича и Васеньку. Крупным планом через ткань штор мы видим часть кухни Сарафановых, разгоряченных,беспорядочно двигающихся и активно жестикулирующих отца и сына. Видя эту сцену, Сильва иронично произносит: «О, смотри, театр теней. По-моему, решается проблема «отцов» и «детей». Владимир поддакивает Сильве. Поначалу он, взявший на себя роль «старшего сына», исполняет ее забавы ради. Он с готовностью воспринимает вранье как забавную шутку, анекдот, с потехой воплощенный им на подмостках квартиры Сарафановых. К концу фильма, как и в финале пьесы А. Вампилова, Володя эволюционирует,отвергает законы лжи, высвобождается из оков амплуа и начинает слышать голос совести, а не нашептывания хитроумных людей, таких, как Сильва.

Панорамирование. Кинематографический план – важный аспект выразительности, от которого зависит восприятие зрителя. Существует общий план, который используют довольно редко, потому что он утомляет отсутствием детальности. Полусредний план используют для перехода, в тот момент, когда с общего фона нужно переключить внимание зрителя на героя.

В фильме А. Вампилова мне особенно хотелось бы обратиться внимания на один фрагмент, дающийся крупным планом. Он позволяет считать смыслы, не увиденные в пьесе:

Лицо Андрея Григорьевича (роль исполняется Евгений Леонов) в электричке, первые минуты фильма. Крупным планом мы видим голову старшего Сарафанова, склоненную на плечо дочери. В его лице мне видится детская одухотворенность, чистота и «блаженность», что роднит его с Обломовым в исполнении Олега Табакова в фильме Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни И.И. Обломова», особенно, когда мы видим Илью Ильича впервые, лежащего в постели: то же круглое простодушное лицо, за которым угадывается добрый, сердечный человек.

Благодаря этой ассоциации, навеянной внешностью актера, мы невольно проводим параллель между вампиловским Андреем Григорьевичем и гончаровским Обломовым и находим сходства между ними. Старший Сарафанов, как и Илья Ильич, сохранил в себе лучшие человеческие качества и «голубиную нежность». Его душа открыта миру, он живет по заповеди Христа «возлюби ближнего своего». Он, как и Обломов, натура цельная, творческая: если Илья Ильич в душе большой художник, поэтизирующий природу, то Сарафанов – настоящий музыкант, играющий на кларнете.(Правда, подсознательно вспоминается песня «Наш сосед» в исполнении Эдиты Пьехи?)

Он наделен талантом, и кто знает, может быть, смог быть стать известным артистом, если бы не оставил карьеру ради детей. Кроме того, Андрей Григорьевич наделен даром творца: Сарафанов сочиняет музыку. Особенно показательна фраза, открывающая нам его созидательную натуру: «Я сочиняю. Каждый человек родится творцом, каждый по мере своих сил и возможностей должен творить, чтобы самое лучшее, что было в нем, осталось после него. Поэтому я сочиняю».

Перспектива. Достоверность изображения во многом зависит от того, насколько удачно на плоскости изображено трехмерное пространство. Ощущение глубины пространства достигается с помощью перспективы — кажущегося изменения масштабов объектов, их очертаний, четкости, взаимного расположения, которое обусловлено расстоянием от точки съемки до объектов.

Здесь мне хотелось бы обратить внимание на то, как панорамно показывается дорога, по которой идут Владимир Бусыгин и Сильва, пока ищут ночлег. С ней входит мотив пути, который в пьесе А.Вампилова является одним из главных. То, что герои, скорее,блуждают по тропам и улицам незнакомого поселка, символично. Они сбились с пути, оказались вне жизненных ориентиров и потому вынуждены искать тот настоящий путь, по которому они будут идти, прокладывая свою колею.

Интересно, что мотив пути связан еще с двумя героями: Ниной и Васенькой. Дочь Сарафанова собирается с будущим мужем уехать на Сахалин,сын решительно настроен отправиться «на стройку в тайгу».Они тоже оказываются на перепутье, и, как ни странно, правильный выбор им помогает сделать «старший брат» Володя.

Музыкальные композиции. Интересно, что фильм В. Мельникова начинается с торжественных звуков оркестра, в котором играет сам Андрей Григорьевич. Благодаря этому я понимаю, что мотив творчества, как и мотив пути, появляется в картине с первых минут. Вообще он будет связан не только с Сарафановым, но и с Сильвой. Если отец семейства играет на кларнете, то приятель Бусыгина на гитаре. Важно, что Сарафанов в составе оркестра исполняет известные классические композиции (прелюдия № 5 соль-минор (op. 23) Сергея Рахманинова), а Сильва романсы, например, «От зари до зари», колыбельную («Спи, моя радость, усни»).

Перед нами два музыканта, один из них профессиональный, другой любитель. Мне кажется, что антитеза на уровне музыкальных инструментов (кларнет-гитара) оборачивает антитезой психологической и нравственной. Если Сильва хитроумен и легкомыслен, не наделен способностью к рефлексии, то Сарафанов, безусловно, герой рефлексирующий, он глубок, но вместе с тем простодушен и наивен. Конечно, Сильва и Сарафанов – герои «полярные». Умудренный жизненным опытом, Андрей Григорьевич представляет поколение «отцов», Сильва же, уличный парень, этакий соблазнитель, Дон Жуан (Михаил Боярский идеально подобран на эту роль), как и Вася, Нина, Володя, олицетворяет поколение «детей», которым предстоит пройти долгий путь проб и ошибок пред тем, как он наберутся жизненного опыта и выстроят для себя систему ценностей.

Как мне кажется, фильм В. Мельникова «Старший сын», как и всякая хорошая экранизация, заставляет нас не только вспомнить сюжет пьесы А. Вампилова, восстановить конфликт, насладиться бесподобной игрой актеров, среди которых Евгений Леонов (Андрей Григорьевич), Николай Караченцов (Бусыгин), Михаил Боярский (Сильва), Наталья Егорова (Нина), Владимир Изотов (Васенька), Светлана Крючкова (Наталья), но и получить удовольствие от музыки, талантливой операторской работой. Эта картина помогает нам считать смыслы, которые мы не увидели, когда читали пьесу.

В моей подборке я постаралась показать трансформацию библейской притчи о блудном сыне в текстах разных исторических и литературных эпох (повесть Пушкина – век XIX, пьеса Вампилова век XX). Надеюсь, прочитав то, что я написала, вам захочется перелистать или открыть названные мною тексты, а, может быть, даже посмотреть фильм «Старший сын».

В любом случае, спасибо за внимание!



Учитель - это не профессия, а призвание

1. "Учитель словесности", автор: Антон Чехов

2. "Уроки французского", автор: Валентин Распутин

3. "Первый учитель", автор: Чингиз Айтматов

4. "Тринадцатый подвиг Геракла", автор: Фазиль Искандер

5. "Песчаная учительница", автор: Андрей Платонов

6. "Республика ШКИД", авторы: Г. Белых, Л. Пантелеев

7. "Взгляд кролика", автор: К. Хайтани

8. "Обелиск", автор: Василь Быков

9. "Безумная Евдокия", автор: Анатолий Алексин

10. "Фотография, на которой меня нет", автор: Виктор Астафьев

Все эти произведения - об учителях, об их роли в жизни человека. Педагоги — это люди, бесспорно, влияющие на формирование личности. Любому учителю необходимо осознавать какую огромную ответственность он несет. Вот почему многие произведения русской литературы затрагивают проблему роли учителя в жизни человека.





Важность поддержки и дружбы

Книги, раскрывающие тему взаимоподдержки, дружбы и тёплых чувств:

1. «Три товарища» Э.Ремарк

2. «Хорошо быть тихоней» С.Чбоски

3. «Замок из стекла» Д.Уоллс

Эти книги написаны в разное время, они отличаются жанрами, но все три показывают нам, что дружба и сплочённость между семьёй или просто близкими людьми — одна из самых ценных вещей в нашей жизни.

В романе «Три товарища» читатель видит искреннюю преданность и доверие друг другу. Роберт, Готфрид и Отто — давние товарищи по фронту, не дающие друг другу скучать и всегда спешащие на помощь в будь-то глупых и забавных ситуациях или в обстоятельствах, угрожающих жизни.

Похожая связь между друзьями описывается и в книге «Хорошо быть тихоней». Чарли, до этого почти не знавшего настоящей дружбы, посчастливилось обрести тех, кто не даст его в обиду, тех, с кем он может обсудить всё на свете и насладиться жизнью. В этом произведении дружба — одна из основных тем.

Идентичная ситуация происходит и в книге «Замок из стекла». На этот раз показываются отношения не между друзьями, а между семьёй, особенно детьми этой семьи. Несмотря на опасную и трудную жизнь, нищету и все трудности, сёстры и брат: Лори, Джаннет, Брайан и Морин — сплоченно выживают, не бросая друг друга. Произведение пропитанно своеобразной, но всё же нежной любовью, единством и верной дружбой между членами одной семьи

The Death

Книжная подборка:

  1. "Революция", Дженнифер Доннелли
  2. "Мышкин дом", Карина Схапман
  3. "Опасные приключения сыщика и мага Скелетжера Ловкача", Дерек Ленди
  4. "Звёздная, звёздная ночь", Джимми Лиао
  5. "Гарри Поттер", Джоан Роулинг

Герой(-иня) моей подборки – Смерть. В любой культуре, в любой мифологии есть персонаж, олицетворяющий смерть: Смерть, Хела, Аид, Танатос, Морана, Миктлансиуатль, Анубис, Осирис, Кали и многие-многие другие…

Смерть – одна из самых востребованных персон в истории культуры и литературы. Факт смерти каждый пытается осознать по-своему. Я выбрал 5 книг, в которых принятие смерти играет важную роль.

1) «Революция» - подростковый роман 18+. Младший брат главной героини погибает на ее глазах. Сама Анди находится на грани суицида. И вопрос в том, сможет ли она переступить эту грань?

2) «Мышкин дом» - детская книжка, придуманная Кариной Схапман. Она сделал весь мышиный мир своими руками из разных материалов и сфотографировала его. И смерть здесь принимает вид гробика, разрисованного цветочками. Наверно, не один я мечтаю о таком... Или все же кремация?

3) «Опасные приключения сыщика и мага Скелетжера Ловкача» - фэнтезийно-детективная сага для подростков, картинок нет. Стефани видела смерть, она теряла близких, теряла друзей и каждый день смерть может настигнуть ее. Но она по-прежнему в нее не верит и даже водит с ней дружбу. А лучший друг и наставник Стефани – скелет. Один из способов принять смерть – это подружиться с ней.

4) «Звёздная, звёздная ночь» - всевозрастная книга, ну, или 10+. Мне трудно сказать, что это за книга. В ней много картинок и почти нет текста. Это не комикс, не графический роман, может, вы мне подскажете что это? И здесь принятие смерти выражается через красоту иллюстраций, напоминающих известные полотна.

5) «Гарри Поттер» - фэнтезийная сага о мальчике, который выжил, который боролся. Одним из главных персонажей этих книг является смерть. Волан-де-морт не принимает смерть и погибает, а Гарри встретил смерть, как старого друга и выжил.

Визуальные средства «Гарри Поттер» вышли далеко за пределы книги и трансформировались в целую вселенную.

Эмиграция

В этой норе, на мой взгляд, сложная тема для подборки из 5 книг. Две мне пришли на ум сразу. Это «Arrival» Шона Тана и «Остров в море» Анники Тор. Главная тема – эмиграция.

  • Тема эмиграции в первой книге раскрывается без единого слова. Ни одной буквы на раскадровках! Но сюжет, тем не менее, абсолютно понятен, книга эмоционально держит читателя. Все нюансы характеров персонажей раскрываются графически: выражения лиц, ракурсы, позы, мизансцены, перемещение фокуса на детали изображения. При том, что иллюстрации - статичный вид искусства, создается ощущение того, что перед тобой экран с движущимся изображением. Шон Тан даже нашел способ показать течение времени с помощью метаморфоз 4 образов (так и хочется написать кадров!). Честно признаюсь, что именно такие книги я люблю больше всего. Это Графический Роман с большой буквы! В моей домашней библиотеке есть еще несколько похожих книг, но там кроме графического ряда есть и текст. О них я писала в одной из тем олимпиады ProЧитай в прошлом году.
  • Первая книга тетралогии Анники Тор – повесть о девочка-еврейках, которых спасают во время войны, перевезя их в другую страну. Эта книга практически без иллюстраций. Только одно изображение в начале каждой главы, передающее общий смысл или местоположение действия. Напр. в первой главе описывается приезд героинь в чужую страну и есть фраза в тексте: «Сквозь дым паровоза она увидела большую вывеску…» На иллюстрации, предваряющей главу, большая вывеска и дым паровоза. Функция изображений в этой книге – поддерживающая, основную роль в развитии сюжета играет текст. Хотя эмоциональный посыл при всей их лаконичности в иллюстрациях все же присутствует. Приоткрытый школьный пенал в начале 13-й главы - это не только обозначение темы школы, в которую, наконец, смогли пойти девочки, но и маркер развития отношений между одной из девочек и принимающей ее семьей (пенал – подарок).
  • Третьим в мою подборку произведений об эмиграции пойдет стихотворение Бродского «Наступает весна» (Пресловутая иголка в не менее достославном стоге…), в котором при помощи слов создается свето-звуко-смысловая картина. И лично для меня образ эмигранта, идущего по улице большого города, его чувства и эмоции визуализируются без применения каких-то дополнительных визуальных средств. Такова сила поэзии.
  • Четвертой рискну добавить пьесу Марюса Ивашкявичюса «Изгнание», которую поставил в театре им. Маяковского Миндаугас Карбаускис. Повествование ведется от лица главного героя, который вспоминает прошлое. Литовцы в Лондоне. Волна эмиграции 90-х годов прошлого века. Язык драматургии, разумеется, отличается от простого повествования, т.к. ты сразу видишь все происходящее на сцене и моментально эмоционально вовлекаешься, т.к. становишься свидетелем. А еще на текст пьесы накладывается интерпретация режиссера. Как это влияет на восприятие темы? Для меня это ближе к поэзии по силе эмоционального восприятия. Подробный анализ сценографии тут, наверное, приводить не стоит
  • Пятой, чтобы снизить пафос, добавлю сказку Оскара Уайльда «Кентервильское привидение». Американцы в Англии. Совсем другая подача темы. И это, конечно, не совсем эмиграция. Но тема взаимодействия людей, принадлежащих разным культурам, тут все равно есть. Английское привидение против американского посла. Практически сатира! Текстовая часть, конечно, тут оказывается сильнее за счет блестящего стиля автора. Но при этом сказку часто иллюстрировали и у каждого иллюстратора была своя задача. Мне нравится издание с иллюстрациями Ники Гольц. Они не перетягивают внимание на себя, но при этом рассказываю нам более романтичную историю, чем текст. Это достигается за счет акварельности, мягкости линий, приглушённости цветов. Симпатии иллюстратора явно на стороне привидения.

Книжная подборка:

1. Arrival, Шон Тан

2. Остров в море, Анника Тор

3. стихотворение "Наступает весна", Иосиф Бродский

4. пьеса "Изгнание", Марюс Ивашкавичюс

5. Кентервильское приведение, Оскар Уайльд