Новости площадки

Исторический подход к чтению от Бориса Долгина

19 марта 2019, 09:56
%d0%91%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81 %d0%94%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%b8%d0%bd  336x192  v1

Среди экспертов четвертого сезона – Борис Долгин – историк-архивист, проектировщик, продюсер, редактор, модератор и аналитик в сферах гуманитарной политики, научного и гражданского просвещения, экспертных, научных, гражданских и маркетинговых коммуникаций, специалист по работе с информацией и по совершенствованию навыков этой работы у других.

Нет какого-либо одного-двух текстов, по которым я могу определить единомышленника, зато по некоторым текстам определяются сверстники, люди с близким образованием и т.д. Не мог бы я назвать и книг последнего времени, слишком сильно меня затронувших или изменивших. Вместо этого скажу, что среди многих письменных текстов, повлиявших на мое формирование, были «Апология истории» Марка Блока, проза разных жанров Хорхе-Луиса Борхеса, статьи и книги Юрия Тынянова, «Люди, годы,жизнь» Ильи Эренбурга, задачники по физике, советская пресса, академические издания трудов В.И. Ленина, а также академические издания настоящих классиков. Впрочем, наряду с письменными текстами, активно влияли устные и практический опыт.

Блок и Тынянов учили задавать правильные вопросы к источникам, да и к истории. Борхес ставил многослойность и рефлексивность мышления. Эренбург в доперестроечном СССР вводил в европейскую и российскую культуру начала – середины XX в., приучал не бояться субъективности оценок, которые совсем не обязательно разделять. Советская пресса учила читать и писать между строк. В.И. Ленин – полемическому задору, а комментаторы к его трудам – умению прятать в нейтральных фактологических замечаниях сообщения, сложно соотносящиеся с идеологическими тезисами, представленными в соседних строчках. Академические издания классиков формировали вкус к исследованию детали, к многоуровневости комментария, к текстологической (она же - археографическая) рефлексии – иными словами, прививали академическую культуру. Лучшие из задачников помогали, абстрагировавшись от случайных деталей, думать о физическом смысле описываемого процесса и об инженерном подходе к решению какой-нибудь странной задачи.

Читательский конкурс, как я его понимаю, это возможность

  • используя тексты как повод, обсудить проблемы, поднятые в них,
  • обсудить принципы организации текстов (во всяком случае, для художественной литературы, но не только),
  • сверить навыки обсуждения текстов,
  • научиться друг у друга чему-то во всех этих отношениях.