Актуальная поэзия

Сроки проекта: c 2 марта по 20 мая

На этой странице представлена поэзия, совершенно не похожая на стихотворения из учебника, например, как стихи Германа Лукомникова.

Предлагай имена поэтов, названия их стихотворений (сборников). Свое предложение коротко объясни.

75 идей
Показывать

Заводной мир

Большая часть сборника - стихи. Лёгкие, весёлые, задорные. Некоторые из них автор предлагает не просто читать, а петь. Для этого Тим Собакин после стихотворений пишет ноты, чтобы текст переложить на музыку. Автор играет со словом, раскладывает его на слоги, буквы, звуки, играет с графикой слов.

Автор книги

Тим Собакин

Зодчие

Совсем недавно я была на встрече с Дмитрием Юрьевичем Назаровым, который совершенно неожиданно начал читать потрясающую поэзию наизусть. Представляю вам поэму Д. Кедрина "Зодчие", которая понравилась мне больше всего.

Зодчие

Как побил государь

Золотую Орду под Казанью,

Указал на подворье свое

Приходить мастерам.

И велел благодетель,-

Гласит летописца сказанье,-

В память оной победы

Да выстроят каменный храм.

И к нему привели

Флорентийцев,

И немцев,

И прочих

Иноземных мужей,

Пивших чару вина в один дых.

И пришли к нему двое

Безвестных владимирских зодчих,

Двое русских строителей,

Статных,

Босых,

Молодых.

Лился свет в слюдяное оконце,

Был дух вельми спертый.

Изразцовая печка.

Божница.

Угар я жара.

И в посконных рубахах

Пред Иоанном Четвертым,

Крепко за руки взявшись,

Стояли сии мастера.

"Смерды!

Можете ль церкву сложить

Иноземных пригожей?

Чтоб была благолепней

Заморских церквей, говорю?"

И, тряхнув волосами,

Ответили зодчие:

"Можем!

Прикажи, государь!"

И ударились в ноги царю.

Государь приказал.

И в субботу на вербной неделе,

Покрестись на восход,

Ремешками схватив волоса,

Государевы зодчие

Фартуки наспех надели,

На широких плечах

Кирпичи понесли на леса.

Мастера выплетали

Узоры из каменных кружев,

Выводили столбы

И, работой своею горды,

Купол золотом жгли,

Кровли крыли лазурью снаружи

И в свинцовые рамы

Вставляли чешуйки слюды.

И уже потянулись

Стрельчатые башенки кверху.

Переходы,

Балкончики,

Луковки да купола.

И дивились ученые люди,

Зане эта церковь

Краше вилл италийских

И пагод индийских была!

Был диковинный храм

Богомазами весь размалеван,

В алтаре,

И при входах,

И в царском притворе самом.

Живописной артелью

Монаха Андрея Рублева

Изукрашен зело

Византийским суровым письмом...

А в ногах у постройки

Торговая площадь жужжала,

Торовато кричала купцам:

"Покажи, чем живешь!"

Ночью подлый народ

До креста пропивался в кружалах,

А утрами истошно вопил,

Становясь на правеж.

Тать, засеченный плетью,

У плахи лежал бездыханно,

Прямо в небо уставя

Очесок седой бороды,

И в московской неволе

Томились татарские ханы,

Посланцы Золотой,

Переметчики Черной Орды.

А над всем этим срамом

Та церковь была -

Как невеста!

И с рогожкой своей,

С бирюзовым колечком во рту,-

Непотребная девка

Стояла у Лобного места

И, дивясь,

Как на сказку,

Глядела на ту красоту...

А как храм освятили,

То с посохом,

В шапке монашьей,

Обошел его царь -

От подвалов и служб

До креста.

И, окинувши взором

Его узорчатые башни,

"Лепота!" - молвил царь.

И ответили все: "Лепота!"

И спросил благодетель:

"А можете ль сделать пригожей,

Благолепнее этого храма

Другой, говорю?"

И, тряхнув волосами,

Ответили зодчие:

"Можем!

Прикажи, государь!"

И ударились в ноги царю.

И тогда государь

Повелел ослепить этих зодчих,

Чтоб в земле его

Церковь

Стояла одна такова,

Чтобы в Суздальских землях

И в землях Рязанских

И прочих

Не поставили лучшего храма,

Чем храм Покрова!

Соколиные очи

Кололи им шилом железным,

Дабы белого света

Увидеть они не могли.

И клеймили клеймом,

Их секли батогами, болезных,

И кидали их,

Темных,

На стылое лоно земли.

И в Обжорном ряду,

Там, где заваль кабацкая пела,

Где сивухой разило,

Где было от пару темно,

Где кричали дьяки:

"Государево слово и дело!"-

Мастера Христа ради

Просили на хлеб и вино.

И стояла их церковь

Такая,

Что словно приснилась.

И звонила она,

Будто их отпевала навзрыд,

И запретную песню

Про страшную царскую милость

Пели в тайных местах

По широкой Руси

Гусляры.

1938

Автор книги

Кедрин

Сборник стихов

Не так давно я открыла для себя поэзию Юрия Левитанского. К своему стыду еще каких-то пару-тройку месяцев назад я не знала, кто автор любимого "Диалога у новогодней ёлки" из фильма Владимира Меньшова "Москва слезам не верит". И вот случайно я услышала "Каждый выбирает для себя" и заинтересовалась творчеством Юрия Давидовича. Мне нравится особая искренность стихов Левитанского, его близкое мне видение мира, неожиданные творческие решения и кинематографичные баллады, в которых каждая деталь и каждый новый план медленно и четко вырисовывается перед читателям, словно по велению оператора.

Сюда я, конечно, помещу "Диалог у новогодней елки", "Каждый выбирает по себе" и "Ars poetica". Еще мне нравится его "Иронический человек", "Как показать зиму", "О свободном стихе". Я не могу посоветовать какой-то определенный сборник, так как не просматривала их содержание, не читала их все. Я знаю какие-то отдельные у него стихотворения, поэтому тем, кто заинтересуется его творчеством, сначала помогут оставленные мной стихи, а потом безграничный простор интернета:)

"Диалог у новогодней ёлки"

— Что происходит на свете?— А просто зима.
— Просто зима, полагаете вы?— Полагаю.
Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю
в ваши уснувшие ранней порою дома.

— Что же за всем этим будет?— А будет январь.
— Будет январь, вы считаете?— Да, я считаю.
Я ведь давно эту белую книгу читаю,
этот, с картинками вьюги, старинный букварь.

— Чем же все это окончится?— Будет апрель.
— Будет апрель, вы уверены?— Да, я уверен.
Я уже слышал, и слух этот мною проверен,
будто бы в роще сегодня звенела свирель.

— Что же из этого следует?— Следует жить,
шить сарафаны и легкие платья из ситца.
— Вы полагаете, все это будет носиться?
— Я полагаю,что все это следует шить.

— Следует шить, ибо сколько вьюге ни кружить,
недолговечны ее кабала и опала.
— Так разрешите же в честь новогоднего бала
руку на танец, сударыня, вам предложить!

— Месяц — серебряный шар со свечою внутри,
и карнавальные маски — по кругу, по кругу!
— Вальс начинается. Дайте ж, сударыня, руку,
и — раз-два-три,
раз-два-три,
раз-два-три,
раз-два-три!..

"Каждый выбирает для себя"

Каждый выбирает для себя
женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку -
каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе
щит и латы, посох и заплаты.
Меру окончательной расплаты
каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя...
Выбираю тоже - как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя.

"Ars poetica"


Все стихи однажды уже были.

Слоем пепла занесло их,

слоем пыли

замело,

и постепенно их забыли -

нам восстановить их предстоит.

Наше дело в том и состоит,

чтоб восстановить за словом слово

и опять расставить по местам

так, как они некогда стояли.

Это все равно как воскрешать

смутный след,

оставленный в душе

нашими младенческими снами.

Это все равно как вспоминать

музыку,

забытую давно,

но когда-то слышанную нами.

Вот и смотришь -

так или не так,

вспоминаешь -

так или не так,

мучаешься -

так ли это было?

Примеряешь слово -

нет, не так,

начинаешь снова -

нет, не так,

из себя выходишь -

нет, не так,

господи, да как же это было?

И внезапно вздрогнешь -

было так!

И внезапно вспомнишь -

вот как было!

Ну конечно - так оно и было,

только так и было, только так!

Автор книги

Юрий Левитанский

Порошки и пирожки

А про "пирожки" и "порошки" писать будем? К актуальной поэзии их, конечно, отнести можно. Весь интернет ими забит. Есть прикольные, но много и ерунды.

Итак, "порошки" это четверостишия, написанные 4-х стопным ямбом, с усеченной последней строкой, без заглавных букв и знаков препинания. Авторство часто установить не удается.

Пример:

я так хочу на берег моря
хотя бы краешком ноги
а тут зима и под глазами
круги

(автор Evgeniya Varvarina)

Автор книги

очень много авторов

Классики: Лучшие стихи современных детских писателей

Очень весёлое собрание детской поэзии наших современников. Лучше всего содержание отражено в сноске: "хохотально-литературно-художественное издание для детей от 7 до 70 лет". Да и содержание соответствующее: Шпаргалочки, Съедобинки, Болелки, Размышлялки, Шалилки... Авторов очень много: М.Яснов, А.Усачёв, Э.Успенский, А.Гиваргизов и другие. Руководитель проекта - Лев Елин. Легко запоминающиеся весёлые стихи. Их точно нет в учебниках. А зря.

Автор книги

Их очень много

Великий могучий русский язык

Сборник стихотворений из внешкольной программы. А.Усачёв - из разряда современной поэзии, объединяющей в себе и серьёзность, и несерьёзность. Часть книги посвящена этимологии идиом, а часть - зарисовкам из школьной жизни. Автор не даёт определений фразеологизмам, а скорее представляет их как иллюстративный материал к идиомам. Читаешь и поднимается настроение.

Автор книги

Андрей Усачёв

Россия


Игорь Тальков распространял нужный сегодня спасительный русский патриотизм, который в то время был совершенно противоположен советскому устроению жизни. Это актуально и сегодня

РОССИЯ

Листая старую тетрадь

Расстрелянного генерала,

Я тщетно силился понять,

Как ты смогла себя отдать

На растерзание вандалам.

Из мрачной глубины веков

Ты поднималась исполином,

Твой Петербург мирил врагов

Высокой доблестью полков

В век золотой Екатерины.

Россия...

Священной музыкой времен

Над златоглавою Москвою

Струился колокольный звон,

Но, даже самый тихий, он

Кому-то не давал покоя.

А золотые купола

Кому-то черный глаз слепили:

Ты раздражала силы зла

И, видно,так их доняла,

Что ослепить тебя решили.

Россия...

Разверзлись с треском небеса,

И с визгом ринулись оттуда,

Срубая головы церквям

И славя красного царя,

Навоявленные иуды.

Тебя связали кумачом

И опустили на колени,

Сверкнул топор над палачом,

А приговор тебе прочел

Кровавый царь — великий... гений.

Россия...

Листая старую тетрадь

Расстрелянного генерала,

Я тщетно силился понять,

Как ты смогла себя отдать

На растерзание вандалам.

О, генеральская тетрадь,

Забитой правды возрожденье,

Как тяжело тебя читать

Обманутому поколенью.

Россия!!!

27/III. 1989, Астрахань

Автор книги

Игорь Тальков

"Уродливый кот"

Этот кот был чрезвычайно безобразен, настолько, что ни у кого не вызывал жалости: его гоняли, над ним издевались, к нему было запрещено прикасаться детям.

В конце стихотворения на него напали собаки и кот умер на руках девочки, которая его пожалела: за несколько последних минут он испытал столько счастья, сколько не испытал за всю свою жизнь.

Стихотворение "Уродливый кот" говорит о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. У него было искалечено тело, а у людей искалечена душа. Настало время для всех учиться любить верно, и глубоко, отдавать любовь ближнему своему без остатка.

https://www.youtube.com/watch?v=TDKMKI4mcbk

Автор книги

Игорь Мазунин

Мужская лирика/Женская лирика

Среди современных поэтов я выделю для себя Ах Астахову (Ирина Александровна Астахова). Впервые познакомилась с ней на просторах групп в социальных сетях, а потом увидела ее сборник стихов в книжной лавке и поняла, что нашла для себя современного поэта по настроению. Не знаю, чем конкретно цепляют ее строки, наверное, искренностью и жизнелюбием, распахнутостью миру и желанием с улыбкой смотреть на происходящие. Помещу сюда два ее стихотворения, ставшие песнями, которые меня зацепили. Сама я пока читала только сборник "Мужскся лирика/Женская лирика", поэтому его и посоветую.

Каждый ищет по себе людей.
как искать и где?
не знают сами.
выбирайте с честностью детей,
с жадными до истины глазами,
_
смелых выбирайте и простых!
время не крадущих на пустое.
выбирайте вечно молодых,
выбирайте движимых мечтою!
_
отдающих без желания брать.
тех, с кем можно, позабыв ошибки,
жизнь свою, как школьную тетрадь
с нового листа начать!
с улыбки!
_
всем чужим - решительный отбой!
к черту вас!
я выбираю сердцем
тех, с кем можно просто быть собой,
и любить
с бесстрашием
младенца.


может встретимся в Новом Году?
где-то пятого.. можно под вечер.
и у прошлого на поводу
мы обнимем друг друга за плечи

покататься пойдем на коньках
или даже залезем на сани
и на красных румяных щеках
будут таять снежинки слезами

выйдем к площади, где детвора
лепит снежную бабу в сугробе,
или греться пойдем у костра,
души наши оттаяли чтобы

и в (от пламя) подтаявший пруд,
бросим пару монет, на удачу
и куранты на время замрут
и случайный прохожий заплачет

и глинтвейна не тронув стакан,
мы друг друга простим и забудем,
про обиды и глупый обман,
что когда-то развел наши судьбы.

и я знаю, и верю в мечту
(пусть оно и не очень-то мудро)

нужно встретиться в Новом Году
обязательно.
первого.
утром.



Автор книги

Ах Астахова

Стихи (у него есть несколько книг, см. ссылку на сайт)

Все никак не могла сообразить, какое стихотворение Дмитрия Воденникова выбрать для примера. Не все мне у него нравится. А если честно, то не все и понятно. Но он точно должен быть в этой подборке. В результате я выбрала два текста, которые привожу ниже. А вот ссылка на его сайт: http://www.vodennikov.ru

***

Мне тоже мыли голову в грозу
(не помню — почему,
но точно: мыли),
а мы с сестрой стояли на полу
и вот — глазьми,
бесцветными, цветными,
как два врага, смотрели на себя

Мы никогда все это не любили.
Но почему все это — помню я?


***

Вот так все время ощущаешь жизнь,
она в тебе и под ногтями,
она гремит в тебе костями,
а ты лежишь в ее кармане,
как тварь последняя дрожишь.

А я глаза закрыл
и головой мотаю,
но все равно зеленый весь от страха.
Я, между прочим, умереть могу.

Так вот зачем
меня ты, боже, лупишь:
ему приспичило, ему приятней,
когда я сам, как голая скворечня,
как будто муравейник раскурочен,
иль как жевачка липну к утюгу.

Естественно, что так оно и нужно.
По–видимому, это даже лестно.
Но я чего–то не пойму:
в поту,
в пальто,
в постели,
на ветру
(мне в самом деле это интересно) —
окрепший, взрослый, маленький, умерший —
хотя бы раз я нравился — Ему?

Автор книги

Дмитрий Воденников